Неопубликованное интервью c Владимиром Климентьевым в "Радужной нити".
Ленинград, сентябрь 1911 года

Zoya Gutina in her Studio 319
 
ВК: У меня образование философское и разговоры, которые я с людьми веду, они о жизни, с философским уклоном. У меня получаются три части. Первое - если можно, чуть-чуть о себе.
 
Ну, наверное, Вас интересует, как я начала заниматься бисероплетением? К бисероплетению я пришла где-то в 2002 году после того, как в очередной раз съездила в Россию. Это было в Ростове-на-Дону, мы жили там до того, как переехали в США. Там я встретилась со своей подругой по форуму, и она подарила три бисерных украшения для меня и двух моих дочерей. Тогда они показались мне фантастически красивыми. Мне было неудобно брать, конечно, такие нарядные колье, но она настояла, нет-нет, говорит, ты должна взять! А она только начала сама учиться бисерному мастерству! Я ей говорю: "Ты знаешь, Таня, я все делала: вязала, шила, макраме, - буквально все! Как и многие другие женщины-рукодельницы, я все перепробовала и работала на хорошем уровне, но такое я еще не делала. Мне кажется, это так сложно, что я навряд ли смогу подобное создать..."
 
А она отвечает, что это не так сложно, как кажется, и почти каждый, кто пожелает, может плести из бисера. Я задумалась над ее словами, и покоя мне больше не было, я начала думать: как же быть, как же начать-то? Домой, скорее бы до дома добраться, купить материалы и начать! Так как я самоучка, то я не знала даже, какие иголки, какие нитки, какой бисер покупать. Я не знала даже, где все это покупается. Пошла в какой-то магазин типа товаров для рукоделия, увидела там кружева, нитки для вязания, цветы продавали, застежки, пуговицы, сопутствующий товар. Купила я там бисер - какой был. Потом я уже с ужасом, конечно, вспоминала, что это был самый страшный и жуткий бисер, какой только может быть, пакетик стоил 90 или 99 центов, это был если не китайский, то тайваньский какой-нибудь бисер. В принципе, он был не такой уж безобразный, но сейчас, через столько лет, я понимаю, что это был все-таки страшный бисер.
 
Когда в этом же магазине я стала спрашивать, есть ли у них бисерные иголки, мне ответили: да, есть! Стали искать, и оказалось, что таких иголок у них нет. Я купила самые что ни на есть тонкие, какие только смогла там найти. Купила какие-то шелковые нитки, потому что я предполагала, что они крепкие, и их, наверное, можно использовать для бисерной работы. Пришла домой, попыталась сплести что-то сама... Ни книжек, никакой литературы не было, вообще ничего! Думаю: что же мне такое интересное сплести? Что-то начала делать... Сейчас у меня, к сожалению, этих украшений уже нет, потом, позже, когда я их уже раздарила, я поняла: надо было свои первые украшения оставить просто на память!
 
Я что-то плела, какие-то сеточки, но это все было без соблюдения технических правил бисероплетения, просто работала - и все. Иголка стала застревать - не проходит в некоторые бисерины. Нитка начала рваться и путаться. Но меня уже за живое взяло, появилось огромное желание постичь что-то, создать. Перед этим я еще где-то я купила бусинки, стеклянные - не то "соколиный глаз", не то "орлиный глаз", не то какой-то еще "глаз", в общем. Вот что-то из этого материала я и сотворила. Самой показалось, что неплохо. Далеко, конечно, от того, что я получила в подарок, но что-то вроде получилось, очень простенькое, очень скромненькое, как сейчас говорят, фенечка - не фенечка, "бусички" получились. Колье это, наверное, назвать слишком смело.
 
Потом мне Татьяна написала, что есть такой вебсайт, называется "бисерлэнд", и там есть онлайн-курсы, где можно брать уроки. Я записалась туда, заходить нужно было раз в месяц, материал подавался так: тема, фотография украшения, схематическое изображение украшения, руководство к работе. У меня быстро стало получаться, мне все очень нравилось, но потом все-таки я стала искать материал, который был бы более-менее хорошим, хотя бы чтоб иголка проходила в бисеринки! Стала присматриваться, сравнивать бисер. То, что я опять нашла, было, конечно, далеко от совершенства, но, во всяком случае, мелкий бисер мне стал попадаться. И вот, пока я где-то искала подходящий бисер, я продолжала учебу и выполняла задания (в течение года).
 
Всего уроков было, наверное, за это время около десяти. Даже не знаю, наверное, первый курс я закончила (всего их было два, каждый рассчитан на год), а потом мне стало не интересно. Да-да, собственно говоря, если с чем-то столкнешься, и тебе покажут азы, то достаточно недели, чтобы начать плести практически все, что ты хочешь. На примитивном, конечно, уровне - и в зависимости от того, насколько человек целеустремлен. Вот так началась моя бисерная деятельность, на основе изученных техник я стала создавать несложные украшения, как правило, на основе сеточек. Мне хотелось попробовать, как это работает, чтобы уже потом можно было использовать эти техники в любом украшении - так, как ты хочешь, как ты видишь.
 
ВК: А вот Вы сказали, что Вы попробовали себя почти во всем, так? Отсюда вытекает закономерный вопрос: почему Вы остановились на бисере?
 
Я всегда, когда видела что-то очень красивое: вязание, шитье, - хотела научиться делать подобное. И это продолжалось с детства, совершенствовалось с возрастом. Мои маленькие дети были обвязаны и обшиты, я все делала сама. Потом начала вышивать, занималась этим серьезно, все техники вышивки изучила.
 
ВК: Но бисер Вас как-то особенно затронул, да?
 
Хотя у меня был маленький бисерный опыт еще в детстве, подаренные нехитрые украшения из бисера произвели на меня глубокое впечатление. Я просматривала различные рукодельные вебсайты в поисках бисерных работ, тогда их было очень мало, можно было пересчитать по пальцам и знать поименно каждый такой сайт с украшениями. Потом муж поехал в отпуск в Ростов, я списалась с Татьяной, попросила какую-нибудь бисерную книжку на русском языке купить для меня и передать с ним. Она мне прислала две книжечки, Пашко и еще одну брошюрочку, уже автора не помню, очень-очень простенькая, в мягком переплетике, но там были основные техники и рекомендации по работе с бисером. В них было о том, что и сейчас в начале каждой книги есть: о хорошем свете, хороших материалах, об иголках-нитках и так далее. Вот такие руководства для начинающих, можно сказать. Остановиться я не могла, потому что какие-то идеи уже начинали возникать. Я в конце концов узнала, где находятся хорошие бисерные магазины в Нью-Йорке, даже не помню, как это было, наверняка случайно проходила мимо и увидела: у-у-у, какой бисер! А там продавался тайваньский бисер, японский бисер. Меня это очень привлекло, и я начала покупать уже хорошие материалы и делать более интересные украшения.
 
Всегда, какую бы работу я ни делала, мне очень хотелось разнообразить дизайн, если он был в общих чертах знаком, что-то изменить, чтобы понаряднее смотрелось, да-да, чтобы украшение смотрелось именно понаряднее. Например, в том же "коралловом" колье такой прием есть: набираешь столько-то бисерин, потом возвращаешься, набираешь веточку дополнительную, затем опять возвращаешься, и так далее, так далее. И вот я просто меняла количество этих веточек маленьких, отросточков, побольше, поменьше, и в зависимости от этого менялся "рисунок" колье. Я думаю, что каждый человек, когда заинтересованно занимается бисероплетением, быстро начинает создавать свой дизайн.
 
Однажды я шла по одной из улиц Нью-Йорка и заглянула в магазинчик, который назывался "Евроимидж". Владелица этого магазинчика (он и сейчас существует) увидела мои украшения и говорит: "Ой, какие красивые! А у вас есть что-то посмотреть еще?" Я отвечаю: "Не очень много, но есть." Она попросила принести и показать ей, я огласилась. После того, как она все просмотрела, сказала: "А давай откроем уголочек у нас в магазине!"
 
ВК: Такого не было у нее вообще?
 
Нет-нет, бисерного у нее ничего не было. Я ответила - давай попробуем. Мы решили так. Она мне самое хорошее место, самое видное дала, в уголочке около самого входа - сразу все видно. Я там не стояла, она все оформила и занималась продажей сама, мы договорились на таких условиях. Так у меня появился стимул для развития и изготовления работ на продажу - разного дизайна, в разных цветах, в разных формах. Старый бисер я отодвинула в сторону сразу, стала покупать бисер лучшего качества, японский, и более мелкий. Все на крупном начинают учиться, волей-неволей, наверное, особенно если ты самоучка и не занимаешься нигде, где могут совет дать. Мне подсказывать некому было, но я тоже начинала с крупного бисера - десятый номер, даже восьмой номер был. Я видела, что украшения какие-то тяжелые получаются, не такие изящные и нежные, какими хотелось бы их видеть. Мелкий бисер поначалу казался мне таким микроскопическим! Но когда я начала работать с номером 11, мне совсем даже не показалось, что он очень мелкий. Конечно, он красивее смотрелся, намного лучше, и я тогда подумала, что можно было бы и более мелкий бисер использовать - украшения еще изящнее будут.
 
Работы мои очень быстро стали пользоваться популярностью. Марина, владелица магазина, постоянно звонила мне: давай еще, все быстро продается. И я продолжала создавать украшения в духе уже проверенного дизайна, но не повторялась. Причина проста: мне хотелось набить руку, но еще больше мне хотелось уже образы создавать. Цены вначале какие-то смешные были, потому что я, когда начинала, вообще не знала, сколько бисерные работы стоить могут; сайтов, с которых продавались бы рукодельные работы, тоже было раз-два - и обчелся. В принципе, для меня всегда было и остается главным не то, сколько и по какой цене я продам, а творческий процесс сам по себе. Я работала именно ему "в угоду", поэтому постоянно пробовала что-то новое и экспериментировала. Меня вполне устраивало, что работы продавались, я даже не знала, какую цену в магазине устанавливают. Потом я выяснила, конечно, но совсем случайно. Я не возражала - если человек может продать мои работы по высокой цене, то на здоровье. Я говорила свою цену, а Марина свою ставила, я ее даже зауважала за умение торговать.
 
Как-то раз выхожу я из марининого магазина на улицу, а за мной женщина бежит и говорит: "Я видела ваши работы..."
 
ВК: Она по улице бежала?
 
Да, по улице. Она стояла в магазине, слушала, но ничего не говорила, а потом догнала меня. Мы остановились, и она продолжила: "А Вы можете мне сделать вот такое вот украшение? Черное, с розоватым натуральным жемчугом, жемчуг я вам принесу. Я собираюсь на свадьбу и хочу выглядеть лучше невесты!" Дизайн был незамысловатый, украшение в технике "кораллы", с подвесочками, напоминающими коралловые веточки. Это и на самом деле очень красивый дизайн: использование жемчуга, каких-то камушков, сколов, мелких бусинок делает его разнообразным. Заказчице нужен был браслет, колье и серьги. Я согласилась, и мы обговорили с нею, сколько это может стоить, ее все устроило. Это был мой первый индивидуальный заказ, и я принялась за работу. Я потратила дня 2-3, наверное, ей нужно было быстро, поэтому я спешила. Все сделала и звоню: "Тамара, давай встретимся, приходи ко мне домой, я уже закончила работу." Она обрадовалась: "Да? Ой, приду!" В общем, когда она увидела комплект, то не удержалась и эмоционально воскликнула: "А! Я теперь точно буду самая красивая!" Мне приятно было, конечно. Всегда, когда человека поддерживают, хвалят (в разумных пределах), это придает еще большее желание и силы сделать лучше!
 
ВК: Что-то внутри вспыхивает, да?
 
Да-да. В тот раз я очень старалась. Как же иначе? Нельзя... Мне заплатят деньги, надо делать так, чтобы придраться не к чему было. Ну, так и получилось. Вот так, день за днем я стала плести все больше, повышать свою квалификацию, что-то изобретать, и на сегодняшний день я имею то, что имею...
 
ВК: А что дальше было?
 
А что дальше? Дальше - больше. Дальше в лес - больше дров. Муж сделал мне вебсайт, точнее, это был раздел на нашем семейном сайте www.gutin.org. Вот сейчас можете набрать, и Вы увидите мой старый-старый вебсайт. Там мои первые работы, с которых я когда-то начинала, и там моя история на русском и английском языке. Про Татьяну рассказано, как я начала бисероплетением заниматься. Сейчас я немножко даже стесняюсь тех работ, но прятать их не собираюсь. Чтобы всегда помнить, с чего я начинала, и чтоб другие видели и понимали, что все начинается с малого. Но, с другой стороны, даже тогда в гостевой книге посетители оставляли отзывы, хвалили, а потом даже связывались со мной и покупали украшения.. Правда, продаж с сайта было совсем немного, вебсайт был больше информационным, вовсе не магазин. Но, тем не менее, меня через сайт люди находили и делали заказы на украшения, но заказов было, конечно, немного.
 
Art Festival in Alexandria
 
Потом муж поменял работу, и мы переехали в другой штат, в Вирджинию, в город Александрия, и там волей-неволей мне пришлось чем-то заниматься. С бисером я работала уже постоянно, так и продолжала, и уже были какие-то заказы на новом месте, кому-то что-то дарила, все было, как у многих. А потом я познакомилась с американкой, с женой товарища мужа по работе, Мы с нею постоянно общались, и я рассказала ей о своим увлечении. Как-то раз она говорит мне: "Пойдем, я тебе что-то покажу, у нас есть очень интересный Центр искусств." Лиза отвезла меня в Центр на машине, мы с нею обошли все, и мне там очень понравилось. Там я увидела студию, точнее, галерею, в которой коллектив, группа людей, которые занимаются разными рукоделиями, выставляет на продажу свои работы. На станке очень много плетут, делают батик. Кто-то вяжет крючком, кто-то на спицах, кто-то с фетром работает, кто-то вяжет работы из проволоки, - но все это обязательно связано с плетением и вязанием. И я спросила: можно к вам? Нужны ли вам люди? Можно вступить в вашу гильдию (гильдия называется "Potomac Fiber Arts Guild")? Они говорят: да, можно. Дали мне заполнить форму, нужно было ответить на вопросы, принять условия и заплатить взносы.
 
ВК: Жесткие условия были?
 
Нет, там не очень жесткие условия, главные из них связаны с выставлением работ в галерее гильдии ("Potomac Fiber Arts Gallery"), которая является отдельной дочерней структурой, со своим членством, правилами и уставом, но членом галереи может быть только член гильдии. Нужно заплатить очень небольшие годовые взносы в гильдию и галерею, и можно выставлять на продажу свои работы. Какой-то процент высчитывается от продажи каждого изделия. Каждый член галереи еще должен отработать там один раз в месяц, получается 12-13 раз в год - это зависит от количества членов галереи в настоящий момент. У нас нет наемных продавцов, и мы сами работаем в галерее. Я не хочу сказать, что главная цель гильдии и галереи - продажа наших работ, но это важная составляющая.
 
ВК: Вы сами продаете изделия, да?
 
Да. Если нанимать кого-то, то мы будем практически из своего кармана ему зарплату платить, получается не очень выгодно, а так мы экономим. Так как у меня большого выбора не было, я, конечно, согласилась со всеми условиями. И потом, мне все это было интересно. Параллельно у меня шло обучение языку, правилам ведения бизнеса, другим необходимым делам, я туда как новенькая приехала. Через два года, когда я уже освоилась, я полностью разобралась и в структуре Арт-центра, где располагается наша галерея, и его правилах. Художественный центр, о котором далее пойдет речь, совсем другая организация, и галерея "Potomac Fiber Ats Gallery" является в нем арендатором помещения. На сегодняшний день в Центре 82 студии, как индивидуальные, так и коллективные, где в разных направлениях работают свыше 300 художников: живопись, графика, фотография, керамика, гравюра, скульптура, ювелирное дело (ювелиры, работающие с золотом и серебром), эмаль, полимерная глина, текстиль, батик и так далее. Кроме того, в Центре находятся шесть галерей (одна из них - нашей гильдии), городской археологический музей, школа искусств "The Art League School" - обучающий центр, очень хорошо известный в США.
 
ВК: Город мастеров?
 
Да-да-да, именно город мастеров, точнее, город искусств, я вот в мыслях, про себя, так его и называю: город искусств. Притом каждый человек, который посещает наш Центр, может зайти в любые мастерские, которые находятся на всех трех этажах и вход в которые из общих холлов и коридоров. Посетители ходят из студии в студию, смотрят, как художники работают, наблюдают живой творческий процесс. В то же время у каждого мастера в студии есть экспозиция его работ. Вот, например, сейчас у меня в Центре уже есть постоянная студия (история об этом чуть ниже), там я оборудовала рабочее место и все время там работаю. Но у меня в студии также выставлены на стеллажах и в витринах мои украшения, люди подходят и смотрят. Если им интересно, они могут задавать вопросы, ты им отвечаешь, но в то же время они могут и купить понравившееся украшение (если оно продается). Получается "три в одном" - мастерская, галерея и магазин.
 
Для того, чтобы продавать работы не через галерею, а в своей студии, каждый художник регистрирует бизнес (частное предприятие), там много условностей разных, финансовых и не только. В Центре все должны иметь лицензию, это необходимое условие для работы у нас. Художники в Центре постоянно собираются на собрания разного плана и различной тематики, выбирается руководящий состав, президент, ответственные за разные направления деятельности Центра, вносятся изменения в правила. В них, кстати, прописывается режим работы Центра и студий. Для каждой студии определяется, сколько часов в неделю студия должна быть открыта для публики - в зависимости от количества художников в этой студии, а затем мастера в отдельном документе распределяют дни и часы работы между собой. За аренду студии нужно, конечно, платить.
 
Но, чтобы получить свою персональную студию-мастерскую или попасть в коллективную студию, нужно быть членом Ассоциации художников "Torpedo Factory Artists' Association" ("Торпидо Фактори Артистс Ассосиэйшн" - если дословно по-русски, то "Ассоциация художников торпедной фабрики") - а чтобы попасть в эту Ассоциацию, нужно выдержать конкурс. Испытание серьезное. Желающих очень много, конкурс проводится раз в год в апреле-марте. Чтобы принять участие в нем, надо написать заявление, подготовить и представить свое портфолио: шесть работ, выполненных за последний год, и фотографии 20 работ за два последних года на диске, чтобы было видно, как ты работал и как ты работаешь сейчас, что у тебя на данный момент есть, а также заплатить 35 долларов за участие в конкурсе.
 
ВК: Как взнос, да?
 
Это не взнос, это оплата. Всегда, когда участвуешь в конкурсе, ты оплачиваешь участие. Я не знаю точно, правда, куда эти деньги идут, наверное, где-то в документах записано, ну, да это неважно, какая принята система оплаты. Она существует, и это главное.
 
ВК: То есть, могут еще и не принять на конкурс?
 
Нет, на конкурс принимают всех, но деньги не возвращаются, даже если ты не прошел отбор.
 
ВК: И работы тоже остаются?
 
Нет, работы они возвращают, конечно. Что касается жюри... Туда приглашаются высококвалифицированные люди, преподаватели вузов в различных направлениях искусства, художники, скульпторы, музейные и галерейные работники, искусствоведы. Разумеется, все члены жюри приглашаются со стороны. Ежегодно отбирается 3-10 человек, больше редко бывает.
 
ВК: А конкурс какой?
 
Соискателей обычно 80-150 человек - каждый год, желающих много, потому что наш Центр - это самая большая подобная организация в Америке, подобные центры есть где-то еще, но все они меньше нашего.
 
ВК: Как он называется?
 
"Torpedo Factory Art Center" ("Торпидо Фактори Арт Центр"). Почему "Торпидо Фактори"? Потому что во время войны здесь был настоящий торпедный завод, где делали торпеды и другие снаряды. После войны, когда завод закрылся, город выкупил здание и передал его Ассоциации. Так вот, в 2008 году я решила попробовать свои силы и подала заявку на вступление в это сообщество. В жюри думали долго, принять - не принять, и дело было не только в качестве и уровне работ, а еще и в прецеденте, в том, что бисерщиков в Ассоциации до меня не было.
 
ВК: Даже заявок от них ни разу не поступало?
 
Заявки наверняка были, бисероплетением многие занимаются. В гильдии, членом которой я была, таких несколько человек. Но бисероплетение считается рукоделием. Не искусство, не художественное. Прежде, чем принять меня, члены жюри долго-долго совещались. Потом, через пару лет, мне один художник рассказал (он был в конкурсном комитете Центра и был в курсе дебатов в жюри), что вердикт был такой: "Ну, мы не можем отказать этому человеку, мы его берем. Не знаем, что из этого получится, но мы берем ее." Вот так я стала членом уважаемого сообщества, куда люди по многу раз пытаются попасть. Я начала работать уже на другом уровне.
 
Вновь принятые члены Ассоциации получают статус, который позволяет им временно арендовать студию или часть студии, если их приглашают постоянные члены общества - владельцы студий. Ассоциированные члены, отработавшие на таких условиях определенный срок, ставятся в очередь на получение собственной студии, а персональную мастерскую очень-очень трудно получить, люди по много лет работают в чужих студиях. Все процедуры продуманы, конечно. Когда я еще собиралась подавать заявку, все казалось просто: поступлю, и мне быстро дадут мастерскую. Нет, не все так просто. Но кто-то идет в отпуск, кто-то куда-то уезжает, кто-то куда-то едет, и зимой, и летом, и всегда найдется человек, кого нужно временнов студии заменить. Меня начали приглашать на подмену (на условиях субаренды), а я не отказывалась, потому что мне всегда хотелось работать. И все равно, когда я, как цыганка, меняла студии и переезжала из одной в другую, с этажа на этаж, думала: зачем я поступила, если у меня не будет своего помещения?
 
Все мы люди, все мы живые. Некоторые художники, конечно, не очень добросовестно отрабатывают свои часы в студии. Там нет такого условия, что ты обязан - есть, конечно, расписание и условия, где оговаривается, сколько времени в неделю ты должен отработать - в том смысле, чтобы студия открыта была для посещения (выше я упоминала об этом), но ответственность чисто номинальная и в жизни строго не соблюдается. Но это нужно самому тебе. Приходишь в студию - можешь поработать и продать что-то. Тебя не будет в студии - не будет живого общения с посетителями и покупателями, тех же продаж будет меньше (хотя соседи продают друг за друга). То есть, все зависит от тебя. Я приходила в Центр и работала там с удовольствием. Первая женщина, которая меня пригласила, была Нэнси Рейнке, которая потом, через два года, перед самой своей смертью, подарила мне антикварный бисер, использованный мною в колье "Возвращение Арт Нуво". Ей очень нравились мои работы и она была моей постоянной покупательницей. Нэнси нравилось, что я очень много работаю. Я рано приходила, часто даже до открытия Центра (у каждого есть своя магнитная карточка, позволяющая пройти в любое время суток). У меня так получалось, что муж по пути к себе на работу подвозил меня на машине и говорил в шутку: "Вот иди и работай!" Конечно, я могла бы позднее на автобусе приехать, Центр не очень далеко от нашего дома, но я думала: зачем время терять, я лучше поработаю лишний часок, мне это в удовольствие было.
 
Art Nouveau Restored Necklace by Zoya Gutina
 
Центр расположен в очень красивом месте, на берегу реки Потомак. Там пришвартованы яхты, там стоит шикарный изумительный ресторан, постоянно курсируют прогулочные катера. Это место кишит туристами, особенно летом, такое оно популярное. Здание бывшей торпедной фабрики, которое занимает наш Художественный центр, является собственностью города, и мэрия несет основную тяжесть расходов по его содержанию, мы платим только какую-то часть. Александрия - дорогой город, и художники сами никогда в жизни не смогли бы оплачивать свои студии. Я думаю, что мы покрываем незначительную часть общей суммы, и это, конечно, очень ценно. Этот вопрос уже года два, наверное, обсуждается: кризис дает о себе знать и поток туристов, во многом за счет которых живет город, стал все-таки меньше, отчислений от продаж в городской бюджет тоже меньше. Но, тем не менее, городские власти не могут вот так просто закрыть этот Центр, потому что он все равно остается прибыльным местом в том плане, что очень привлекает туристов. Закроют Центр, построят там очередной магазин или ресторан - туристы не будут так сильно рваться туда - да и в наш город тоже.
 
ВК: А кто пропагандирует это место, чтобы туристы шли?
 
Во-первых, Художественный центр знают очень давно (через три года мы будем праздновать 40-летний юбилей), у нас есть свой вебсайт, несколько блогов, свои профили в социальных сетях. Газеты, журналы, телевидение постоянно рассказывают о нас, это уникальное место. Выпускается много всевозможных брошюр и прочих рекламных материалов.
 
ВК: Кем выпускается?
 
И городом, и Ассоциацией. Есть люди, которые ответственны за рекламу, которая везде и всюду, вот они и занимаются этим делом. Вообще-то и сам город Александрия примечателен в историческом плане, здесь жил Джордж Вашингтон, самая популярная личность в Америке, первый президент США. В городе много исторических мест, происходили военные события гражданской войны северян с южанами. Сам городок очень-очень красивый, живописный, не очень большой, чистый, весь из красного кирпича, даже тротуары выложены - не желтым, как в "Волшебнике Изумрудного города", а тоже красным кирпичом. Экскурсии проводятся даже вечером: экскурсоводы (в основном добровольцы) переодеваются в старинные костюмы и ходят с туристами по городу, подсвечивая себе фонарями. Очень много проводится различных праздников, на которые собираются все: и мэр города там, можно за руку с ним поздороваться, никто его не охраняет, нету толпы охранников, он ходит, как Ленин ходил когда-то. Никто его не тронет, никому это не нужно. Он обычный человек, много делает для простых людей, часто бывает в нашем Центре на различных мероприятиях.
 
Вот так я два года переезжала из одной студии в другую, меня приглашали с удовольствием, всем нравилось, когда в студии постоянно находится человек, потому что я не только свои работы продавала, но и художника, в чьей студии я работала. Если покупатели проявляют интерес к чужой работе - почему бы не помочь отсутствующему художнику и не продать его творение, если хотят купить? Всем это нравилось, и когда освободилось помещение в сдвоенной студии 318/319 (один из трех мастеров переехал в другой штат), два оставшихся художника предложили мне стать их партнером и занять студию 319. Через четыре месяца испытательного срока, когда проверялось, могу ли я ладить с соседями или не могу, мы подписали документы и я стала постоянным членом Ассоциации, совладельцем студии 318/319. Это второй, кроме как по очереди, путь получить свою студию в Центре стать по приглашению партнером и выдержать испытательный срок.
 
Сейчас нас там трое, возможно, произойдут какие-то изменения, может быть, мы двое останемся. Художник, которая переехала в Вашингтон, пока еще не решила, останется она или нет. Она пока продолжает платить за все, но на год пригласила другого художника без студии, который будет с нами вместо нее. Меня, в принципе, все устраивает, я имею отдельную комнату, в которой сама хозяйничаю. В моей студии два входа: из коридора и из студии моих партнеров, в которую есть также вход из холла, посетители могут по кругу ходить! Это шутка, но я чувствую себя очень комфортно, мне нравится.
 
ВК: Какие-то ученики там могут быть?
 
Нет, ученики - это не предусмотрено. У меня были в студии две ученицы, но я занималась с ними на добровольных началах в рамках образовательной программы по искусству для учеников выпускных классов. Городские власти обратились к художникам с просьбой: кто желает - пожалуйста, давайте возьмем шефство над школами и будем обучать детей, которые хотели бы связать свою жизнь с творчеством. Желающие берут в обучение одного человека, я тоже согласилась: хорошо, буду обучать девочку бисероплетению. Вдруг пишет мне другая преподавательница или директор, не знаю точно, уже из другой школы: вот мы узнали там, что Вы занимаетесь бисером и взялись школьницу обучать, не могли бы Вы позаниматься еще с одной девочкой? Я согласилась. С уроками были, конечно, какие-то нюансы - то одна не может придти в назначенное время, то другая не может, но в целом курс обучения прошел успешно.
 
После окончания учебного цикла в Центре была организована выставка работ студентов и торжественный прием. В этом году я хотела "отдохнуть" от участия в программе, но не смогла отказать куратору в просьбе, хотя планирую поработать над книгой и лишние заботы могут только отвлекать. Кроме этих уроков, я даю и платные, у меня есть ученики, но мне приходится приглашать их домой, бывает очень неудобно, дома работать - не лучший вариант.
 
У нас в Центре есть художественная школа - "Лига художников" ("The Art League School"). Чтобы преподавать там, нужно, во-первых, заинтересовать руководство школы своей программой и постоять в очереди (смешно звучит, правда?), так как желающих давать уроки очень много. У меня в студии есть книга отзывов, куда каждый пишет о своих впечатлениях и оставляет пожелания. Так вот, в ней очень много записей от людей, которые хотят учиться бисероплетению. Я показала эту книгу в школе, но мне сказали, что сейчас у них просто нет возможности организовать бисерные классы, потому что они ограничены количеством помещений.
 
ВК: А в своей студии Вы не можете давать уроки?
 
Согласно правилам Центра художники не имеют права давать в студиях платные уроки. Как мне сказали художники, я не знаю, насколько это реально, я буду еще уточнять, один раз в неделю это делать можно. Подобный вариант был бы выходом из положения, это было бы просто замечательно. Но все надо уточнить, не хочу против закона что-то делать, мне сложности не нужны, я не уверена, что это легально.
 
ВК: А почему такое разграничение?
 
Потому что обучение считается дополнительным бизнесом - это другой вид деятельности. Может быть, это неправильно, потому что художников все устраивает: дополнительный доход, дополнительный бизнес, мы просто могли бы платить, например, сколько установят, с каждого урока. Но это не подконтрольно, потому что никто не будет следить, специально ведь не поставишь человека, чтобы следить, сколько людей приходит на урок, ведь даже нет какого-то контроля за художниками: когда они приходят, когда уходят, по каким дням. Мы сами можем друг друга не видеть неделями. Один сегодня работает, а завтра не работает; когда ему нужно, он уезжает, потом приходит, - расписание у всех разное и плавающее.
 
Как я говорила, содержание Центра оплачивается частично городом, и город хотел бы, чтобы студии были открыты для посетителей. Приходят туристы, а студии закрыты, это плохо. Есть очень успешные художники и им не интересно постоянно находиться в нашем Центре, у них где-то еще есть студии, они где-то попутно имеют заказы, они больше работают дома. Был момент, когда художники стали злоупотреблять полным отсутствием контроля и подолгу в своих студиях отсутствовать. Совет директоров поставил вопрос: будем проверять, как Вы работаете и сколько времени в своей студии находитесь. Главное, чтобы студии были открыты для публики. Вас нет - все равно держите их открытыми. Я, например, не могу открытой оставить мастерскую, потому что в один прекрасный день могу прийти и ничего там больше не увидеть и не найти.
 
ВК: Воруют?
 
Бывает, конечно. Правда, не было такого, чтоб меня сильно "наказали". Жалко, обидно, конечно. Даже не столько труда жалко, сколько просто обидно. Как бы пощечину тебе дали. Но хочу сказать, что в Америке, кроме воришек, очень много увлеченных людей (шучу). Чуть ли не каждый чем-то занимается, там настолько это развито! Или он картины пишет, или что-то мастерит, что-то из железа варит, какие-то фигуры, что-то лепит из глины или из стекла выплавляет. В нашем городе в первый выходной сентября проходит фестиваль искусств. До нескольких сот палаток ставится на улицах - одинакового размера, одинакового дизайна, "спина к спине", есть большие одиночные палатки со сквозным проходом, что очень удобно для посетителей. Этакий город искусств! Центральные улицы закрываются полностью для движения, музыка, веселье, толпы людей. Столько красоты всякой! И художники, и фотографы, и ювелиры. Я как-то хотела принять участие, но побоялась, что сейчас как выставлю все, так и раскупят мои работы, и мне нечего будет в студии показывать. Шутка, конечно! Участие в таком фестивале стоит очень дорого, где-то 1,5-3 тысячи долларов.
 
ВК: Это за 2 дня?
 
Да, за 2 дня. И люди участвуют, и едут со всей Америки к нам. Вот такие шоу проводятся в нескольких городах в разное время. И наш фестиваль не крупнейший!
 
ВК: А это в каком месте?
 
Я говорю про Вирджинию, про наш город Александрия. На это время съезжаются мастера искусств со всей Америки и не только, я видела, например, художников из Канады. Люди с разным достатком, но, раз они приезжают, значит, они зарабатывают достаточно много, иначе они бы не платили такие деньги каждый год за участие. Мы уже узнаем художников, которые постоянно к нам приезжают. Есть и новые какие-то, конечно. Вообще, вот маленькие такие городки, в том числе и Александрия, отличаются своеобразностью. Очень много проводится мероприятий развлекательных, в нашем Центре в том числе. Каждый четверг вечером у нас что-то организуется, и мы работаем до 9 часов вечера - обычно до 6, а по четвергам до 9, но это по желанию. А один раз в месяц, каждый второй четверг, проводится какое-то совершенно особенное, масштабное мероприятие.
 
Ставятся столы, угощение, вино, фрукты, закуски, живая музыка, могут быть танцы организованы и обучение им, какие-то гимнастические упражнения демонстрируются. Собирается много людей, большая программа. А уж если праздники, то у нас вообще веселье! Например, День Всех Святых (Хэллоуин) отмечается вообще всю ночь. Во-первых, парад в центре города, по окончанию которого все собираются в Арт-центре. Все, кто хочет, присоединяется. Никто никого не приглашает, никто никого не заставляет, никто никого не принуждает. Идет веселая колонна по улице, и любой может подойти и влиться в эту толпу - не толпу, а группу. Все такие нарядные, разрисованные, раскрашенные! Все продолжается в холле Центра на первом этаже, у нас все заранее готовят и оформляют в соответствующем стиле.
 
Torpedo Factory Art Center
 
Каждый раз, какое мероприятие проводится, такой и стиль выбирается. Музыка, песни, какие-то прибаутки, начинается самое интересное, праздник длится до утра. Несколько групп, ансамбли различные исполняют какие-то свои произведения, довольно-таки хорошие, кто кантри, кто рок, кто джаз. В последний раз там была одна "пионерочка", под 2 метра ростом, в шортиках, в галстучке, и с маленькой скрипочкой! И это выглядело великолепно! У людей нет никаких комплексов. Все понимают - это праздник! Все смеются, развлекаются, хохочут, никто не напивается, все веселятся без алкоголя. Нет, пожалуйста, спиртное продается, пожалуйста, покупай, пей, все вполне доступно, но никто не злоупотребляет, чуть-чуть или вообще ничего. Пива можешь купить, можешь вина бокал купить, что хочешь - пожалуйста, тут же продается еда.
 
ВК: Шведский стол?
 
Нет, это не шведский стол, тут все по-своему. Самое интересное, что мне так хочется в это время привести своих русских друзей туда, чтобы они приняли активное участие. Все родные, все рядышком, все друг с другом здороваются. И дети тут же бегают, и собаки тут же рядом с хозяевами, и собак наряжают, раскрашивают их в разные цвета, одевают им колпаки и жилетки. Кто во что горазд! А детвора в это время ходит по домам, стучит в двери, собирает конфеты и сладости. Мою внучку нарядили в костюм овечки, с хвостиком, в шапочке, ее все приглашают: "Иди, иди сюда!" - и угощают ее.
 
ВК: Она и по-английски, и по-русски разговаривает?
 
С нею дома по-русски разговаривают, но когда она приходит из детского садика, куда ее иногда водят, она говорит по-английски. Звонит мне и рассказывает: "Бабуля, я была в детском садике, я каталась на велосипеде, я суп кушала! " - все-все рассказывает мне! Она, конечно, много смотрит мультиков на английском языке, но и русские смотрит. Я иногда удивляюсь и спрашиваю дочку: "Вы что, ее учите английскому, что ли? " - "Да нет, она только телевизор смотрит."
 
ВК: Вернемся к Вашей студии... Мне, как работнику торговли, интересно: у Вас там тоже кассовые аппараты есть? Должны они отслеживать Вашу выручку?
 
У меня не кассовый аппарат, у меня машинка такая небольшая, для приема кредитных карточек. Накладную в пару строк я выписываю сама, мало ли что может случиться. И потом, это нужно мне самой, чтобы контролировать суммы для уплаты налогов. Раньше я платила налог с продажи штату Вирджиния и городу Александрия раз в месяц, но у меня не сверхдоходы, и мне разрешили платить раз в три месяца.
 
ВК: А можно ведь у вас через Интернет все делать, да? Не то что у нас, в очереди стоять...
 
Можно через Интернет, но мы и так никуда не ходим. Садимся с мужем раз в квартал, подсчитываем, сколько было продано, на какую сумму, заполняем короткую форму, прикладываем чек и отправляем почтой. Весь процесс занимает минут 10-15. Я не хочу иметь проблем, так что всегда плачу налоги аккуратно, хотя, конечно, при оплате наличными или чеком какую-то сумму можно "спрятать". Но зачем нужно ловчить из-за двадцати или сотни, пусть даже больше долларов? Если что-то откроется, меня просто-напросто в черный список внесут, и я буду как под лупой! - а зачем мне это?
 
ВК: Ну вот, мы уже перешли от вашей истории-географии к теме второй: бизнес. Можно сказать, что Вы профессионально занимаетесь бисерным делом. Я где-то в вашем интервью прочитал о правилах какого-то конкурса: те, у кого кто доход от такой деятельности больше 20-25%, относятся к профессионалам. То есть, Вас к этой категории можно отнести, да?
 
Да. Я живу именно с этого, и поэтому считаюсь профессионалом. То есть, если я буду заполнять заявку на какой-то конкурс и меня спросят о моем статусе, я должна ответить, что я профессионал. Там никто не проверяет, конечно, и я могу сказать, что я вообще начинающий мастер. В конкурсах, как правило, опыт не учитывается.
 
ВК: А вот, если возможно, нашим российским мастерицам Вы можете рассказать, как свое хобби превратить в бизнес, как это можно сделать и что нужно для этого?
 
Ооо! Ну, можно, конечно... Первый шаг, это когда ты начинаешь продавать и преподавать. Возьму для примера случай, связанный с вашим магазином. Вы начинаете приглашать мастеров, предоставляя им площадку для проведения мастер-классов. Они хотят преподавать, скорее всего, на постоянной основе, и этим уже переходят черту, отделяющую любителей от профессионалов. Я не знаю мастеров-профессионалов, которые зарабатывали бы лишь продажей украшений. Главный источник их доходов - это платные уроки, публикация книг и статей, продажа схем и наборов для изготовления бисерных украшений и других изделий. Если мастера начинают преподавать, значит, они становятся на путь, который приведет их в профессионалы. Они должны будут платить налоги, не говоря уже о том, что они должны будут платить вам за аренду помещения. Я не знаю, на каких условиях у вас все организовано, как Вы договариваетесь, это ваше внутреннее дело.
 
Если мастера уже зарабатывают преподаванием на постоянной основе, то им имеет смысл зарегистрировать бизнес. Я не знаю, насколько отработана эта система в России. Даже если она несовершенна, чтобы перейти к цивилизованному ведения бизнеса, нужно научиться платить налоги. Не думаю, что это будут очень большие деньги, - тем более предприниматель должен показывать все свои доходы. По крайней мере, большую часть своих доходов. Если мастер продаст одно колечко за 10 рублей, то это можно и не показывать. Никто и знать не будет, если продажа составляет небольшую сумму и оплата произведена наличными деньгами. Не секрет, что многие так и делают при оплате наличкой, это чисто на совести человека, но это прецедент к дальнейшему сокрытию налогов.
 
ВК: Эти вопросы скорее в другой плоскости, да? Можно же вот что-то делать-делать-делать, а до мастера так и не дойти. Как быть с этим?
 
Вы имеете в виду мастера высокой квалификации или мастера, который начинает продавать?
 
ВК: И тот вариант, и другой.
 
Мне кажется, что уровень мастерства никак не определить, никакой шкалой.
 
ВК: И что надо, чтобы расти? Вот расти и вырасти?
 
Работать! Работать, работать, работать, очень много работать. Это во-первых. Во-вторых, у мастера, наверное, чувство прекрасного и умение видеть прекрасное в обыденном должно внутри присутствовать. В любом случае, нужно работать не только с бисером, но и над собой, фантазировать, развивать воображение, думать. Хотя человеку одаренному, к примеру, в математике, все-таки нелегко стать высококлассным бисерщиком. Или наоборот. Например, я не стану никогда математиком. Художественный талант - это, наверное, дар божий, и надо дать ему раскрыться, найти у себя этот дар. То есть, если тебе нравится, например, бисероплетение...
 
ВК: Участвуй в конкурсах, да?
 
Наверное, да. Чтобы проверить себя и уровень своего мастерства. И здесь, конечно, есть и другой аспект, корпоративный: надо вести себя корректно и уважительно по отношению к другим участникам и организаторам, если ты так не делаешь - это самое плохое, что, я считаю, у человека может быть. Некоторые из себя выходить начинают в случае проигрыша, и думаешь: ну а что обижаться-то? На кого обижаться? Не получилось? Очень хорошо, ты теперь знаешь, куда тебе расти! Не получилось, значит, что-то не так сделал. Значит, тебе еще нужно совершенствовать мастерство. Я тоже долго шла к этому всему. Конечно, и поражения были, но как-то у меня легко пошло, у меня все-таки побед было намного больше, чем поражений. Я не переживаю по этой причине, не умираю от этого. Ну, не прошла в победители - значит, не прошла.
 
Даже когда я выиграла в творческом конкурсе нашего Арт-центра, я спокойно все восприняла. Мне позвонила знакомая русская женщина, художник из нашего Центра, и говорит: "Зоя, мне по секрету сказали, что ты прошла!" - "Да? Здорово! Надо же! Я не ожидала." - я к этому без сверхэмоций отнеслась: в конце концов, я работаю, выставляюсь и продаю свои украшения в коллективной галерее, а дальше посмотрим. Я думала так: "Если мне это будет нужно, почувствую, что мне необходимо повысить свой статус, я буду пробовать опять. Но, вполне возможно, что-то другое пригляжу себе за это время." Муж, наверное, больше меня переживал, хотя он тоже довольно-таки спокойно воспринимает любые результаты!
 
ВК: А у вас спокойствие просто вообще по жизни или только к этому конкурсу было?
 
Нет, я вообще ко всему отношусь философски. Потому что прыгай - не прыгай... Это зависит от человека, конечно. Нет, я тоже эмоциональная, в общем-то, натура. Но я держу себя в руках, потому что знаю, что... не знаю, почему. Наверное, когда не нервничаешь так, не психуешь сильно, не переживаешь, лучше все получается. Со мной было такое: я подготовилась, создала красивое украшение, думаю: ну, все! Мне казалось, оно должно было победить, но...
 
ВК: Так обычно и бывает.
 
Да-да-да! Да! Вот с этим я согласна! И вдруг - нет. Думаю: ну почему? Я в размышлениях до сих пор, все пытаюсь понять: почему? В конце концов, я додумаюсь, конечно. Может быть! Много раз еще посмотрю и пойму, наверное, что не так. Какие-то мысли есть. Может быть, фотография не передала особенностей украшения, вживую ведь его не видели. Такое же бывает. Бывает и наоборот, когда фотография очень выгодно показывает украшение, а на самом деле...
 
Недавно такой случай был: после моего конкурса, когда я была в Германии, пришло письмо по поводу одной участницы. Посторонний человек написал про нее, что она "выходит на мировую арену", а на самом деле у нее такие неаккуратные работы... У меня прямо шок был. Ну как относиться к такому "писателю"? Я прямо даже не знаю. Это настолько низко, настолько мелочно... Во-первых, конкурс проводился в Интернете. Если бы, например, это был конкурс, на который представляется вначале фотография, а потом присылают само украшение, вполне вероятно, что результат этой работы не был бы таким высоким.
 
ВК: Это про какой конкурс Вы говорите?
 
Это конкурс, который мы с мужем проводим, по-русски звучит "Мода и цвет". Да, так в нашем случае судейство проводится только по фотографиям. Во-вторых, я к судейству вообще никакого отношения не имела, в жюри было три независимых судьи из разных стран, которые ставили оценки. Я только могла наблюдать, как меняется ситуация, как идет процесс судейства - все, больше ничего.
 
ВК: А по каким параметрам у Вас судят?
 
Там пять критериев, оценки по каждому из них ставятся по 10-балльной шкале. Главный параметр оценки - цвет, и конкурс "Мода и цвет" называется. Впрочем, это неважно, факт тот, что каждый член жюри судил по-своему, они друг друга даже не знают, они друг с другом не имели возможности даже переписываться, судили англичанин, японка и русская. У них даже языкового контакта нормального не могло получиться, они вообще работали в разное время. Первый - в один день, другая немножко припоздала, третья была в отпуске, она позже приехала и смогла все работы отсудить за пару дней. И вот в самом конце, когда все оценки выставили, мы уже увидели, какая вырисовывается картина. В этом году было очень много красивых и интересных работ, прямо до слез жалко было девочек, кто очень серьезно готовился, старался и не выиграл. Были и такие, кто собрал, все что было и что попало, и, не ознакомившись толком с правилами конкурса, прислал работу. В таком случае мы должны были отвечать, что данная работа элементарным условиям не соответствует. Присылали даже какие-то тряпочки совсем неконкурсных цветов...
 
У нас было три категории, в каждой категории присуждали 1, 2 и 3 места, был приз зрительских симпатий, были и другие призы. Проведение настоящего конкурса очень много времени требует - трудно представить, сколько. Я мужу сказала в самом конце 2009 года: давай попробуем! А он так восхитился, что остановиться уже не хочет. Я говорю: давай притормозим, а он отвечает: нет, что ты, мне так нравится! Может быть, позднее, на следующий год, мы сделаем, чтобы какая-то плата была вступительная, хоть минимальная. У нас уже не хватает ресурсов на нашем веб-сайте, на нашем сервере, надо доплачивать уже, чтобы была возможность разместить конкурсную информацию. Но ведь хочется дать возможность мастерам любого уровня и с любыми доходами принять участие в хорошо организованном конкурсе. Кстати, многих из них он уже сделал достаточно известными не только в своем узком кругу.
 
Что еще подсказать девушкам по поводу бизнеса... Тема эта очень обширная, даже несколькими специальными статьями невозможно ограничиться. Я написала и разместила на своем сайте две статьи на тему ценообразования, и летом на фестивале в Германии услышала положительные отзывы от постоянного участника бисерных шоу. Скажу еще пару слов о своих соображениях по поводу творческого роста. Каждый мастер совершенствуется, это понятно. И все равно, его мастерство растет до определенного предела. Сколько ему дано, столько он сможет сделать. Больше не получится, как ни старайся.
 
ВК: Выше себя не перепрыгнешь?
 
Наверное, так. Можете посмотреть на бисерные работы: есть такие мастера - стараются, ну вот видно, как они стараются, и получаются неплохие работы, даже талантливые, но они не повергают в изумление и не вызывают восторг. А другой только пришел, и через короткое время в его работах чувствуется нечто такое... Бывает, что мастеру нужен какой-то толчок, когда он переосмысливает сделанное - и вдруг начинает творить на совсем другом уровне!
 
ВК: Так что, не всем хватает таланта?
 
Да, я думаю, что таланта не хватает, может быть, видения. У каждого свое видение объектов. У каждого свое отношение к ним. А у кого-то просто не хватает умения работать, как это ни странно звучит. И трудится человек, очень старается, но, видно, не дано делать аккуратно! А в сочетании с не очень удачным дизайном впечатление остается тягостное.
 
ВК: Да может, не хватает просто вкуса, вот напрочь нет у человека вкуса, терпения?
 
Наверное, все вместе. И вкус, и терпение, - везде и во всем талант нужен, конечно. Ведь видно же иногда, что выстраданное, но оно такое все...
 
ВК: Сырое?
 
Да-да. Так и хочется подсказать: ниточку подтяни, покрепче закрепи, вот сюда ее спрячь, вот этот листик разверни, вот здесь пару бисеринок добавь, - и все будет нормально. Нет. Это все индивидуально. От характера многое зависит, насколько мастер человек терпеливый, насколько въедливый, насколько он критичен к своим работам - в первую очередь в плане дизайна. Это очень важно.
 
ВК: А Вы критичны к своим работам? Вы много можете переделывать?
 
Могу - много-много-много раз. Если мне что-то не нравится, я могу даже распустить готовое - без сожаления. Могу распороть почти готовое и другое что-то сделать, все детали использовать для чего-то иного. Нет, я безжалостна. Тем не менее, я понимаю, что совершенства достичь невозможно, но стремиться к этому можно и нужно. В каждой из своих работ я вижу какие-то недостатки, с некоторыми мирюсь, а некоторые даже по происшествии времени пытаюсь как-то сгладить и исправить. Мастер должен знать и видеть свои работы лучше других, но взгляд со стороны очень часто бывает настоящим откровением, поэтому мой совет всем мастерам: выслушивайте все замечания, лестные и не очень, а потом отделяйте зерна от плевел. Иногда в глупом на первый взгляд замечании может рациональное зерно оказаться.
 
ВК: И Вы не можете поступиться, а кто-то может...
 
Стараюсь не поступаться. А кто-то может - запросто. И потом, многие считают, что все, созданное их трудом (иногда тяжким, а иногда и не очень), красиво: как это так, вам не нравится? Были иногда такие моменты, обращаются: ну покритикуйте, я буду рада! Как только слово скажешь - как это так, вам не нравится? А мне нравится! Да на здоровье! На здоровье, делай, как хочешь, конечно. Зачем тебе только критика нужна, если ты все понимаешь сам! Критика как раз подразумевает раскрытие недостатков, которые другие по своему разумению увидели.
 
И вот еще что: талант есть, и вкус есть, и какие-то зачатки культуры, и трудолюбие, и терпение есть, и умение работать аккуратно есть. Но ведь это еще не все! Бизнес предполагает наличие и других талантов: умение подать себя и свои работы, умение продавать свои изделия. Это ведь тоже очень важно. И здесь могу посоветовать как можно больше участвовать во всех мероприятиях. Где только какое событие в этом направлении намечается - постараться принять участие. Там даже не надо рекламировать себя, со временем тебя узнают.
 
Еще по поводу постоянства: если ты будешь все время участвовать в конкурсах, например, ты будешь рано или поздно побеждать, пусть не во всех конкурсах. Кто работает, тот побеждает обязательно и растет в творческом плане, пока своего предела не достигнет. А может, и перейдет порог свой?
 
Что касается бизнеса, то здесь еще есть и региональный момент. В Ленинграде, я думаю, вполне можно чего-то достичь... Вот если бы я здесь жила, я бы, наверное, начала с того, что организовала бы группу таких же, как я, любителей бисера. Я вот тут разговаривала с девочками, они говорят: а как вот нам, мы все поодиночке... А я им отвечаю: вас вон уже сколько человек, а еще сколько прибавится, не меньше, возможно. Организовать сообщество, выбрать правление из скольких-то человек, президента, допустим, и так далее... Но это надо продумать, такие вещи быстро не делаются. Опять-таки, создать фонд для того, чтобы существовать, чтобы закупки совместные делать, в конце концов, чтобы рекламой заниматься. А где деньги взять? Обязательно, конечно, какие-то взносы будут, опять-таки, доход от какой-то деятельности.
 
Вот ваше помещение: договариваются с вами, вам платят какую-то сумму определенную, и один раз в неделю, допустим, они собираются на свои собрания... Вы можете договориться с ними, с каждым мастером, о продаже у себя в магазине их изделий под какой-то разумный процент, который обе стороны устраивал бы.
 
ВК: Объединиться вместе?
 
Объединяться нужно. И вместе проводить какие-то конкурсы, мероприятия, встречи, все это надо продумывать. Интересно будет - я по тому сужу, что у нас делается, как у нас это организуется. Ну, немножко будет у вас по-другому, потому что условия не такие, наверное. А так, в принципе, все это реально. Чаще раза в месяц не стоит встречаться, это ни к чему. За месяц накапливаются какие-то вопросы, ответы, неотложные дела, мастера собираются и решают проблемы. Вот они говорят, что в разных местах живут? У нас женщины тоже живут в разных городах, некоторые и час тратят на дорогу, и полтора, так что это нормально.
 
Про нашу систему я уже говорила. Бюджет составляется из прихода и расхода, как и везде. В галерее "Potomac Fiber Arts Gallery", в которой я по-прежнему состою (это моя вторая точка продаж, хотя и в том же здании Арт-центра), приход складывается из годовых членских взносов и 25% отчислений от каждой продажи. Расход - аренда помещения в Арт-центре, поддержание вебсайта, печать этикеток и бланков, рекламные кампании, покупка новой мебели и так далее. Бюджет обсуждается на собрании совета директоров (членом которого я тоже являюсь) и принимается на годовом собрании членов галереи. То же самое и в гильдии, и в самом Арт-центре,
 
ВК: После всех этих платежей вам-то остается?
 
Конечно, остается. Не скажу, что большой доход... Продажи - это совершенно индивидуальное, опять-таки, каждый раз, каждый месяц по-разному. Я могу в один месяц продать в галерее на 200, на 300 долларов, а на следующий месяц, например, на 500 долларов продать или на 1000. В студии, конечно, доходы значительно выше...
 
ВК: Как и любой бизнес...
 
Да-да, так всегда и везде. Это зависит от активности покупателей, от времени года, от того, что ты выставил на продажу, а у нас каждый месяц ассортимент обновляется... Здесь, кстати, есть интересный момент. Чтобы люди не видели, что одно и то же висит годами, надо каждый месяц менять экспозицию. У нас помещение небольшое, а людей может набраться много, поэтому делается ограничение - десять штук изделий каждого наименования от человека. Я могу, к примеру, выставить не более 10 колечек из бисера, 10 колье, 10 браслетов, 10 пар сережек, 10 брошек. Это не значит, что каждый раз я представляю это количество работ, но "магическое" число 10 присутствует всегда и замены быть не может, даже если мне этого хочется. И еще: перед обновлением экспозиции все представленные работы проходят отбор. В жюри обычно 2-3-4 человека, один из них обязательно со стороны. Судейство жесткое - все работы должны соответствовать правилам галереи: если это бисерная работа, то она должна быть сплетенной.
 
Diana Wedding Necklace
 
Для многих в галерее (не в Арт-центре - то, что я говорила, относится к кооперативной галерее "Potomac Fiber Arts Gallery") прикладное творчество - это источник дополнительного заработка и в то же время это хобби. Если, например, я могу в год дополнительно заработать $1500-2000-3000, то почему бы и нет? Почему я не могу отдать 25% с моего проданного изделия? Я заплачу. Очень важно угадать со спросом, который часто бывает сезонным. Я в последнее время заметила, что перед Новым годом на серьгах стала зарабатывать больше, чем на колье. Они делаются намного быстрее, я придумываю разный дизайн, беру хорошие материалы, серебряную и позолоченную фурнитуру, делаю из хорошего бисера, у меня нет двух одинаковых пар. Цены доступные, ведь не каждый может купить изделие за 200-300 и тем более за 1000 или больше долларов. А перед Рождеством подарок от 30 до 60 долларов - вполне приемлемый (у нас дарят много и сумма может набежать значительная).
 
У меня есть хорошая упаковка, на которую я трачу деньги, иначе не придут в другой раз... Шутка, конечно, но доля шутки в этом есть! Я вот как-то несколько лет назад покупала мужу здесь, в "Елисеевским", "гавану" - кубинскую сигару, он любит сигару иногда выкурить, а в США кубинских сигар нет. И я прошу продавщицу: "Девушка, а можно мне ее завернуть? Это подарок..." А она смотрит на меня и отвечает: "Я же вам завернула!" А она завернула сигару в кусок старой мятой газеты... Я говорю: "А чего-то понаряднее нет?" - "Нету!" Вот и поговорили... Она на меня вообще смотрела, как будто я инопланетянка.
 
ВК: А как вот по бизнесу? Куда его можно развивать?
 
Пока у меня и так все идет хорошо, но, конечно, буду думать. Во-первых, я буду мастер-классы больше и больше проводить. И меня уже приглашают, так что приходится раздваиваться. Мне ведь еще тоже надо расти, я ведь тоже учусь - и учусь все время. Буду планировать свое время так, чтобы успевать. Не знаю, останусь ли я еще на какое-то время в гильдии. Дело в том, что сейчас я не отрабатываю дни в галерее, потому я член совета директоров. В совете один отвечает за онлайн-газету, допустим, другой отвечает за проведение шоу в галерее, я отвечаю за связи с общественностью, за паблисити. Я рассылаю каждый месяц всем нашим партнерам информацию о наших мероприятиях, отсылаю им для публикации фотографии работ и данные о мастерах. Люди приходят в галерею и оставляют у нас свои электронные адреса, чтобы мы им посылали информацию о нашей работе, о наших новостях, и все эти адреса я собираю и делаю рассылки. У меня постоянные контакты с аналогичным работником в мэрии, я приношу им наши рекламные проспекты, а они уже контактируют с туристскими организациями. Вот вам тоже надо поддерживать связь с туристическим бизнесом, это вам ничего не должно стоить. Во всяком случае, у нас так.
 
ВК: Может быть, я и неправ... Когда человек первые места занимает и становится такой заметной фигурой, как Вы, каждая сделанная им вещь уже словно под брендом идет, да?
 
Ну конечно. У нас в Центре не все, но многие делают так: на стене в своей студии пишут крупными буквами свое имя. Ко мне приходят художники, партнеры по Арт-центру, и говорят: "Зоя, ну вот почему ты так не сделаешь, почему не напишешь: ЗОЯ ГУТИНА?" - а я отвечаю: "Ну вот на двери написано, мне достаточно." - "Нет, тебе это надо сделать!" Чуть ли не трясут меня: "Сделай, сделай!" - даже конкретно говорят, где можно буквы заказать, но я этого стесняюсь, как это так - заходят в студию, а там огромная надпись на стене: "Зоя Гутина"!
 
Как-то раз зашла в студию американка, не знаю, из какого она штата, не помню, смотрела-смотрела, а потом спрашивает: "А Вы откуда?" - Отвечаю: "Я русская, из России." А она опять спрашивает: "А вам нравится здесь?" - Я говорю: "Нравится." Она помолчала и опять: "А Вы скучаете по своей стране?" - Я немножко растерялась: "Как вам сказать? Я давно же в Америке, я бы не сказала, что очень скучаю. У меня там родственники, друзья, я скучаю по ним. А так вот, чтобы у меня была тоска по стране, ностальгия - их нет, я себя чувствую здесь очень комфортно." Реакция женщины была неожиданной: "Ах, я так рада! Я так рада, что вам тут нравится! Рада, что Вы тут живете!" Американцы к себе как магнитом притягивают людей, которые что-то умеют делать. Я говорю: "Я тоже рада, спасибо вам!" - "Нет, это ведь нам подарок!" И в маковку поцеловала меня... А затем другая американка заходит и почти такие же слова говорит! Как же мир тесен, как между собой все связано!
 
Из разных стран посетители: и французы, и американцы, и итальянцы, и австралийцы, и чехи, и японцы, - люди со всего мира у нас бывают. Мне очень нравится, когда мужчины подходят: о-о-о-о-о! - и когда мальчики-подростки, девочки, мужчины и женщины два больших пальца показывают (two thumbs up), это самая высокая оценка у них. Некоторые посетители очень эмоциональны: заходят, кричат свое "вау!!!", выбегают и приводят целую толпу. Есть люди, которые у меня постоянно покупают что-то на протяжении уже нескольких лет, они приходят и спрашивают: а что ты сейчас делаешь, над чем работаешь? Заказывают: вот это мне нравится, я хочу подобное. Знают, что я не повторяюсь, всегда доверяют моему вкусу и видению, поэтому мы обходимся без долгих обсуждений. Многие художницы и художники из нашей галереи и из Арт-центра у меня что-то купили или что-то заказали: для жен, для себя, для родителей, для родственников, для друзей. Даже деньги на дорогие покупки откладывают...
 
ВК: Ну и третье, как я вам обещал, философское. Что для вас такое - счастье?
 
Хороший вопрос. В общем-то, он и не трудный... Вот есть счастье любить. Но это не главное для меня. Самое большое счастье - это дети, а сейчас уже - это мои внучки. Я и не знала, наверное, что такое счастье, мне так кажется, до того, как они появились на свет. Сейчас я точно знаю, что я на несколько лет помолодела, я расцвела, я стала добрее, стала душевнее, и это они помогли мне добиться большего... Это необъяснимое чувство, это надо пережить. Ну и, конечно, бисер - я люблю то, что я делаю. Когда человеку очень тяжело, он себя ищет, вернее, он в себе что-то ищет. Я тоже пыталась найти занятие какое-то, такое, которое могло бы отвлечь.
 
Так по жизни, по судьбе получилось, что я начала заниматься бисероплетением. Что-то такое во мне уже, наверное, созрело, когда я разглядела подарки моей подруги, с которых все началось. Сейчас я понимаю, что это не та красота, которой можно быть совершенно очарованной, но, видно, не так много мне надо было, чтобы заставить меня восхищаться. Я душой поняла, что ЭТО нечто волшебное, что с ЭТИМ можно что-то делать и что с ЭТИМ можно жить. Это был период, когда мы только переехали в США, "реабилитационный" был период, и не то что я страдала, тосковала, а просто трудный и в моральном плане, и физическом, потому что ты в новой стране, ты не знаешь языка. Раз не знаешь языка - нет нормальной работы, а нет работы, значит, не на что жить, а жить надо. Вот такой замкнутый круг получался. Мое новое занятие так меня увлекло, так меня затянуло, что я вообще забыла, а были ли у меня вообще какие-то проблемы.
 
И сейчас мне уже кажется, что все на самом деле прекрасно, и настроение поднимается, и жизнь полностью меняется, и даже окружающие тебя люди в твоих глазах меняются, и твое отношение к ним и их отношение к тебе меняются, и даже в семье происходят какие-то изменения, все по-другому. И я знаю, что у многих людей точно так же. У меня есть подруга, Беверли (Вампи) Чой, которая потеряла работу, у нее была очень сильная депрессия, у нее чуть ли не до самоубийства доходило, и вот она бисером только и спаслась. Она сама писала об этом на своем сайте, она давала интервью нашей газете, это никакая не тайна. И вот я хотела бы порекомендовать людям, которые душевно страдают, у которых дискомфорт какой-то внутри, попробовать начать работать с бисером. Вполне может помочь, очень даже может.
 
Когда ты начинаешь что-то создавать, и у тебя получается, ты уже не можешь спокойно спать. Я, например, забываю поесть, я забываю выйти, куда мне надо. Когда увлекаюсь, я сижу и думаю: сейчас-сейчас... закончу вот это... а потом вот это... и только потом я пойду... Но вот уже 5 часов, а я еще не ела, вот это да! Ну и ладно! Пить хочется, но прерваться не могу... Как привязанная сижу, как будто меня приклеили... Люди заходят, я только тогда их замечаю, когда они голос подадут... Они ходят мимо меня, а я их могу не замечать. Они подходят, смотрят, как я работаю, а я как заколдованная. Вот как в "Снежной королеве", помните, там был такой момент: Снежная королева Каю задание дала: составить слово "вечность", и вот он сидел, пытался, и ничто не могло отвлечь его. Примерно то же самое и со мной бывает.
 
Я иногда сама себя ловлю на том, что во время работы мощнейший поток страстей соединяется воедино, сейчас, правда, меньше стало, потому что я уже не только о цвете, например, думаю, а о дизайне в целом. Раньше я много размышляла о цветовых комбинациях: только закрывала глаза, как мне такие очертания, такие цвета волшебные представлялись, что в жизни просто не бывают даже. И думала: как же сделать такое украшение, где же найти такие сочетания цвета, чтобы их в украшении воплотить? Старалась подобрать что-то близкое, подходящее...
 
ВК: Я вот смотрю, надо же, наверное, и рисовать еще уметь, сначала надо на бумаге "сделать", а потом в бисере?
 
Ой, думаю, у каждого это по-своему. Когда ты видишь образ, рука сама рисует его очертания. Пока он у меня в голове, беру ручку, карандаш, и он сам собой рисуется... Я далеко не всегда делаю наброски и эскизы - все равно другое получается. Что-то похожее есть, конечно, но когда я начинаю плести, когда подготовлю много деталей, я начинаю их переставлять - переставляю и думаю. От начала работы до ее полного завершения у меня может где-то 2-3 месяца пройти. Иногда я откладываю работу, потому что захожу в тупик и "сырая" работа мне не нравится. И лежит она на специальном подносике, на подстилочке, разложенная в разобранном виде, а я мимо нее хожу и смотрю... Приезжаю из студии и опять на нее смотрю: нет, что-то не то... Потом вдруг: эврика! - перетасовываю элементы - но опять не то! И так бывает по многу раз. И вдруг в какой-то момент словно озарение: а почему не сделать вот так? И уже что-то хорошее вырисовывается... Может, опять не лучший вариант, возможно, я могу еще лучше сделать, но, по крайней мере, какой-то удачный вариант (но не конечный!) уже нарисовался... Вот так и работаю...
 
ВК: Ну, наверное, можно уже завершить, не буду Вас больше мучить. Спасибо огромное!
 
И Вам большое спасибо!
В заключение я хотела бы дать ссылки на статьи, о которых я упоминала: Сколько это стоит? Часть 1 и Сколько это стоит? Часть 2.